Главная >> Наш район >> Две стороны истории страны
17 | 06 | 2019
Две стороны истории страны
Автор: Administrator   
20.11.2018 02:57

Раскулачивание в Сибири -29 октября в России широко отметили 100-летие со дня рождения ВЛКСМ, подчеркивая вклад комсомольцев в историю нашего государства. А днем позже, 30 октября, в 28-й раз тихо отмечали другую важную дату – День памяти жертв политических репрессий.

А ведь эти даты между собой тесно переплетены и представляют по сути ни что иное как две стороны истории страны. Но если первая – повод для гордости, вторая, напротив, ассоциируется с горем человеческим. Что мы знаем о том периоде и кто мы такие, чтобы судить? Всего лишь потомки, которым важно знать правду.

«Зачем нам раны бередить?»

В наших руках – бесценные для нашего района исторические документы: протоколы общего собрания колхозников, заседания райпятерки по проведению операции экспроприации и выселению твердо установленных кулацких хозяйств Базовского сельского совета Ужанихинского района Западно-Сибирского края на 13 листах. Девять лет назад они были переданы в историко-краеведческий музей школы № 1 и чуть позднее легли в основу исследовательского проекта по социологии, авторами которого являлась группа старшеклассниц – Елена Куртова, Анна Ишутина, Ольга Селиверстова и Ирина Салдина, а научным руководителем – заслуженный учитель России Светлана Николаевна Заика. Ребята объединили две темы: воссоздание карты колхозов Чулымского района и изучение исторического процесса раскулачивания, нашли родственников раскулаченных, до сих пор проживающих на территории Базовского и Ужанихинского сельсоветов, кропотливо работали в Чулымском архиве, общались со старожилами района. За время работы выслушали множество полярных мнений: от «Спасибо, что вы вспомнили о нас» (Мария Филипповна Батюхно (Крохта), 1913 г. р., с. Базово, Павел Константинович Шрейбер, 1927 г.р., г. Чулым, Анна Михайловна Зинакова, 1923 г.р., г.Чулым и др.) до осуждающих «Зачем вам это нужно – бередить раны», «Нашли, кого искать – врагов народа».

Примеры на деление и вычитание

Эта работа не изменила ход истории, но совершенно точно изменила сознание юных авторов, их представление о том, что же происходило в те страшные годы на территории Чулымского района.

«Мы сравнивали опись конфискованного имущества и удивлялись, как неравноценно рассматривали степень зажиточности при раскулачивании. Семья Пыко, село Базово: отец – Пыко Пимон Михайлович, мать – Пыко Пелагея Михайловна, дети: Николай, Федор, Иван, Илья, Алексей, Мария, Федосья. Конфисковано: дом, 12 коров, 15 лошадей, 100 овец, 12 свиней. 800 штук выделанных шкур, 3 сенокосилки, 2 сноповязалки, крупорушка, ветряная мельница. Сосланы в деревню Сочига Парабельского района Томской области. Назад не вернулись.

Семья Кузнецовых, поселок Графский: отец – Кузнецов Андрей Федорович, мать – Кузнецова Степанида Карповна, дети: Анна, Иван, Любовь, Фекла, Мария, Ольга, Павел, Лидия. Конфисковано: дом крестовый, 2 лошади, 3 коровы, 2 свиньи, сенокосилка, сеялка, молотилка–сноповязка. Сосланы в Парабельский район. Назад не вернулись.

На встрече с учащимися Базовской и Ужанихинской школ мы поняли, что знаем про их родственников больше, чем они сами, так как в селе, в семьях о раскулачивании, создании колхозов не говорилось, а сейчас эти сведения в семьях утеряны».

Раскулачивание (или раскрестьянивание) - политическая репрессия, применявшаяся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 года «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

По данным архива, на территории Чулымского района было раскулачено более 1300 семей. И в этом наш район вовсе не уникален. Подобное происходило повсеместно. Беда в том, что сегодня все меньше и меньше живых свидетелей той поры, да и те в 30-е годы были младенцами и их воспоминания опираются скорее на рассказы старших, чем на личные впечатления. А старшие об этом практически не говорили, стремясь уйти, унеся с собой эту боль, не делясь ей с детьми и внуками. Это своего рода защита родовой памяти от негатива, обиды и злости за невинные жертвы.

Визит вождя

В первые годы советской власти крестьяне Ужанихинского и Чулымского районов, чтобы выйти из нужды, объединялись в коллективные хозяйства. В годы НЭПа государство было вынуждено отказаться от планов «социалистического» преобразования деревни. Но во второй половине 20-х годов в Сибири, где состоятельных крестьян было много, коллективизация носила особенно драматический характер. Началом трагедии стал кризис хлебозаготовок, охвативший страну в 1927-1928 годах. Руководство попыталось изъять хлеб у крестьян по низким ценам. Но те не спешили расстаться с выращенным урожаем за гроши. И тогда крестьян обвинили в намерении сорвать индустриализацию страны путем «хлебной стачки» - об этом мы немного рассказывали в материалах, посвященных юбилею комсомола. В деревни были направлены партийные и комсомольские активисты с заданием – любой ценой изъять хлеб. Сам И. В. Сталин в 1928 году выехал в Сибирь, где решительно настаивал на применении насилия. Заседанием было принято решение о массовых реквизициях зерна и применении репрессий к крестьянству. Аресты и конфискация имущества обрушились на тех, кто противился добровольной и бесплатной сдаче зерна. За три месяца 1928 года в Сибири были привлечены к суду тысячи крестьян, у них конфисковали 700 тысяч пудов хлеба,78 мельниц, 68 амбаров. Летом в Новосибирске прошло ещё одно «хлебное совещание» при Сибкрайкоме партии, где было решено усилить реквизиции и отобрать у крестьян не меньше пяти миллионов пудов хлеба, объясняя это политической необходимостью.

Из истории чулымских колхозов

В 1929 году государство перешло к ускоренной и насильственной коллективизации, но середняк в колхозы не шел, а состоятельных крестьян не принимали. Новые коллективные хозяйства создавались из бедняков. К 1930 году бедняки и батраки Ужанихинского и Чулымского районов объединились в 10 коммун. Одной из первых была создана коммуна им. Ленина (с. Алексеевка).

Из воспоминаний первого коммунара Н. А. Рыбачка, 1916 г. р.: «На правом берегу реки Карасук в 1929 году была создана коммуна им. Ленина. В ней объединилась алексеевская беднота. Это был прообраз колхоза с одноименным названием. Первыми коммунарами были семьи Толочко, Черепановых, Рябчиковых. Весной 1930 года коммунары провели первый сев. Мне было13 лет. В своей семье я был кормильцем. Мать, Анна Михайловна Рыбачек (в девичестве Бондарь), никогда не работала, сестра Евдокия была батрачкой за кормежку, а Ваня и Клава были маленькими. Я работал в поле бороноволоком весной, копновозом в сенокос, в уборку урожая – погонщиком лошадей в упряжке самосброски. Осенью хлеб свозили в деревню, а зимой вели обмолот. Из кладовой коммуны получали на день одну булку хлеба и три литра молока на троих. В июле 1931 года Евдокия (1911 г. р.) и я (а мне на тот момент было15 лет) были лишены избирательных прав за стеклянную сахарницу с позолотой и кровать с никелированными спинками и исключены из коммуны (эти вещи мои родители приобрели еще в 1916 году в Киргизии, когда отец работал железнодорожным рабочим на разъезде в Коканде). Я вернулся назад в 1934 году, окончив ФЗУ, поработав в Новосибирске на заводах «Труд», «Сибкомбайн», на сахарном заводе в Киргизии и вновь был принят в колхоз им. Ленина…»

11 января 1930 года в «Правде» была опубликована передовая статья «Ликвидация кулачества как класса становится в порядок дня». В ней прозвучал призыв «объявить войну не на жизнь, а на смерть кулаку и в конце концов смести его с лица земли».

Раскулачиваемые делились на три категории.

К первой относился «контрреволюционный актив» – участники антисоветских и антиколхозных выступлений (они сами подлежали аресту, а их семьи – выселению в отдаленные районы страны). Ко второй – «крупные кулаки и бывшие полупомещики, активно выступавшие против коллективизации» (их выселяли вместе с семьями в отдаленные районы). И наконец, к третьей – «остальная часть» кулаков (она подлежала расселению специальными поселками в пределах районов прежнего своего проживания).

Искусственное деление на группы, неопределенность их характеристик создавали почву для произвола на местах.

Потомки Ермака

«Бывший коммунар Шахов Михаил рассказывал о том, что в 1928 году на берегу Карасука, между селами Зырянка и Базово поселились выходцы из Зырянки и создали коммуну под названием «Ермак», их было 20 семей. Объединили крупнорогатый и мелкий скот (овец) в единое хозяйство, производили мясо, молоко, зерновые культуры. На общем огороде выращивали овощи, картофель, имели общий склад, магазин. Из него получали по количеству душ в семье муку, мясо, сахар, одежду, обувь, мануфактуру, другие товары и продукты. Молодой девушке ко дню бракосочетания выделяли пух, перо на две подушки. Полностью одевали и обували во все новое. Коммунары работали дружно, отдыхали весело, работал коллектив художественной самодеятельности, обслуживали жителей окрестных сел – Большеникольска, Ужанихи, Базово, Зырянки. Первым председателем коммуны был Киевский Григорий Константинович. В коммуну часто приезжали представители сел района, жили по 2-3 дня, знакомились с жизнью и бытом коммунаров, перенимали опыт. В 1932 году на базе коммуны был создан колхоз им. Сталина. Недалеко от Вознесенки была коммуна «Большевик» под Каяком – «13-я годовщина Октября», преобразованные в тридцатые годы в колхозы с одноименным названием.

Подготовила Елена КРОХТА

Продолжение следует

Фото из открытого источника

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции "Чулымской газеты"

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить